Инструменты пользователя

Инструменты сайта


psixologija:paralogicheskoe_myshlenie

Оригинальная статья

Паралогическое мышление

О паралогическом мышлении говорят в тех случаях, когда оно дефектно в своих предпосылках, доказательствах, иногда в причинных соотношениях. Больные удивляют своей «кривой» логикой при сохранной памяти, способности к счету, понимании и рассудительности по отношению ко многим обычным явлениям.

Отмечается патологическая склонность больных к паралогизмам. Паралогизм — это неправильное, ложное рассуждение, логическая ошибка в умозаключении, происшедшая непреднамеренно и являющаяся следствием нарушения законов и правил логики (Н. И. Кондаков, 1975). В отличие от софизмов — ошибок преднамеренных, цель которых — ввести в заблуждение кого-либо,— паралогизмы вполне искренне отстаиваются, утверждаются, хотя посредством их доказывается то, что доказано быть не может.

Еще Аристотелем были выделены три основных вида паралогизмов — ошибки в связи с подменой доказываемого тезиса, ошибки в основании доказательств и ошибки в способе доказательства. К. Займов (1973) находит все эти типы паралогизмов и в мышлении психически больных, приводя такие примеры паралогического мышления. Больной, страдающий параноидной формой шизофрении, считает, что жена ему изменяет, так как предполагаемый соперник носит синий костюм, а его жене нравится синий цвет. Здесь часть объекта отождествляется с целым. Другой пример: больной с параноическим бредом ревности утверждает, что жена изменяет ему с соседом, живущим этажом ниже. Доказательство этого он видит в том, что, развешивая для сушки на балконе белье, жена (умышленно, по его мнению) уронила некую интимную принадлежность своего туалета на балкон этого соседа. Здесь мы видим паралогизм, построенный на бездоказательной основе. Третий пример: больная по имени Роза заявляет, что она царица, так как все знают, что роза — царица цветов. Здесь паралогическое суждение является неправильным силлогизмом, ложным доказательством.

Конечно, такое разграничение до известной степени условно, всем этим видам паралогизмов присуще общее — это рассуждения, идущие в обход нормальной логики, не считающиеся с объективной реальностью. Разрабатывая проблему паралогического мышления у психически больных, Е. Domarus (1923, 1924, 1927) нашел для него общую характеристику в законе партиципации, заключающемся в идентификации двух объектов мышления при их частичном совпадении.

Иногда паралогическое утверждение может быть построено на фонетическом сходстве понятий. По К. Заимову — это парафонетическое паралогическое мышление. Так, наблюдаемый нами больной шизофренией, услышав неосторожно высказанное во время обхода сомнение врача, не циркулярный ли у него психоз, утверждал, что ему угрожают казнью с помощью циркулярной пилы.

При разорванности мышления мы также наблюдаем неадекватные замены понятий по типу ассоциаций, основанных на сходстве, смежности или контрасте, но эти замены при разорванности носят сугубо вербальный характер, они лишены какой бы то ни было смысловой нагрузки.

Таким образом, при паралогическом мышлении фактически верные предпосылки и доказательства игнорируются, а существенные соображения, считающиеся для здоровою мышления решающими, заменяются соображениями, не стоящими ни в какой связи с исходными суждениями.

На первый взгляд, паралогические суждения могут представиться правильными и даже оригинальными, однако при ближайшем рассмотрении бывает совсем нетрудно убедиться в том, что речь идет об аномалиях мышления, логических изъянах, ошибочных доказательствах, погрешностях в аргументации, в исходных положениях. Аргументация ошибочна в той мере, в какой привлекаются выводы, ничего общего не имеющие с исходными посылками. Весьма характерна при этом та страстность, с которой доказываются и защищаются недостаточно подкрепленные выводы. Типично, что при паралогическом мышлении субъект употребляет выражения, не подходящие по смыслу, мало заботясь о том, чтобы то или иное выражение имело определенное содержание и смысл. Таким образом, при паралогическом мышлении отсутствует рассудительность, критика в отношении логических ошибок, плохо поддающихся коррекции.

Я. П. Фрумкин (1939) полагал, что паралогическое мышление основано на ошибочности предпосылок и может быть результатом аффективной тенденции, когда аффект определяет содержание и форму рассуждения, либо результатом расстройств ассоциативного процесса. Паралогическое мышление может наблюдаться не только у лиц определенного конституционального склада, но и в рамках шизофрении и других психических заболеваний (паранойяльные и парафренные синдромы различной этиологии).

Паралогическим в известной мере является так называемое кататимное мышление, наблюдающееся у некоторых психопатов, а также при невротических состояниях, когда больные соответственно своему аффективному состоянию как бы обходят адекватно-логические формы мышления. Для них аффективная мысль оказывается более значимой, актуальной, чем логически обоснованные рассуждения.

Можно говорить о разновидностях паралогического мышления. Так, Е. А. Шевалев (1930) выделял вариант паралогического мышления, близкий к резонерскому, который он называл формальным паралогическим мышлением. При этом типичны употребление трафаретных выражений, готовых формул, мыслительных штампов, лишенных практического значения, стремление к какой-то «всеобщности», «всеохвату», когда больные в своих рассуждениях стремятся уложить в свои паралогические схемы любое явление повседневной жизни. Речь идет о той же утрированной претенциозности суждений, которая так характерна для резонерского мышления.

Наряду с резонерски-паралогическим можно говорить и об аутистически-паралогическом мышлении. Наконец, выделяют символическую разновидность паралогического мышления, характеризующуюся склонностью к аналогии между отвлеченными понятиями и конкретными замещающими их образами. Характерен в этом отношении пример, описаний N. Bers (1941). Больному с депрессивным состоянием был дан подгорелый хлеб. Для него это означало, что его подозревают в стремлении к поджогу — подгорелая корка в данном случае идентифицировалась с пожаром, а через последующие ассоциации — «перегорелое — огонь» — символизировало пожар.

Разграничить аутистическое, резонерское, символическое и паралогическое мышление при шизофрении нередко трудно, так как все эти типы мышления отражают не только изменения мыслительных процессов, но и присущие больным шизофренией общие личностные особенности. Поэтому в ряде случаев мы определяем тип мышления условно, по преобладающей симптоматике либо пользуемся его 2-, 3- или 4-членной характеристикой, например, говорим об аутистически-паралогическом либо резонерски-паралогическом, либо аутистически-резонерски-паралогическом мышлении.

Элементы паралогического мышления обнаруживаются в беседе с больным и особенно при патопсихологическом исследовании. Так, при сопоставлении пословиц с фразами недостаточно отметить ошибочные решения больного, но обязательно следует обсудить с ним мотивы, рассуждения, которыми он руководствовался. Больной шизофренией относит к пословице «Плохую овцу из стада вон» фразу «Если сам отрезал неправильно, не следует винить ножницы». Мотивирует это он следующим образом: «Это две фразы, характеризующиеся однотипностью отношения к объекту. Плохую овцу удаляют из стада. А если отрезал неправильно, то в досаде отбрасываешь ножницы. Здесь однотипным является то, что объект, который удаляется, виноват». Паралогизмы обнаруживаются и при исследовании методикой пиктограмм. Так, больная шизофренией к слову «обман» в качестве рисуночного образа рисует мужчину, объясняя свою пиктограмму так: «Это вор. Воры в большинстве мужчины».

psixologija/paralogicheskoe_myshlenie.txt · Последние изменения: 2013/12/16 14:30 — puse_vivat